?

Log in

No account? Create an account

Amor vincit omnia

errare homini est

Previous Entry Share Flag Next Entry
Образцовая преданность делу
revoltp
Один известный русский математик вспоминал:
"Конечно, 1917 год оставил огромный след в моей жизни. Я приступил к изучению ортогональных полиномов."
Пушкинист Раевский пишет: "и тут свершилось. Я получил благожелательный ответ от обладательницы архива Фикельмон. Сердце перехватывало от волнения..." (Фикельмон - приятельница Пушкина и Вяземского). Это было осенью 42 года, в Праге, Раевский недавно выпущен из тюрьмы.

Что это? Образцовая преданность делу? Архимедово "не трогай мои чертежи" в разгар сражения? Или безумная страсть фанатика? Или отчаянное стремление укрыться от ужасов мира в самосозданном мирке? или все сразу?
Гамлет похоже недоумевает по приезде актеров "что мне Гекуба и ее судьба..." (когда он идет к гибели увлекая за собой и тех кого любит),однако оторваться от представления невозможно.


  • 1
Про 1917 - это называется сарказм. Или стеб. :)

Кем называется? для всякой фразы найдется человек, который сочтет ее стебом.

Дык, видно же, что человек пишет с сарказмом. :))

Там даже два слова есть, которые прямо намекают на это.

какие? Я, кстати, - не дословно цитирую.

Фридрих Горенштейн обыграл это явление в начале повести "Попутчики":

– 22 июня 1941 года – самый чёрный день в моей жизни. В этот день, в пятом часу утра вернувшись из поездки, я обнаружил в почтовом ящике принесённый почтальоном накануне отказ одного из московских театров принять к постановке мою пьесу «Рубль двадцать».

У меня смутное воспоминание осталось от этой повести, но, возможно, она дает ответы как раз на Ваши вопросы )

вот у него это, думаю - сарказм, ирония. Видели комментарий выше

Да, начинается как сарказм, ирония, а потом уже рассказ приобретает совсем не ироничный характер. И в свете последующего повествования начало тоже начинает играть совсем другими красками...

Горенштейн - сочинитель.

Сочинители подчас куда лучше ориентируются в мире сознания, чем исследователи материального мира. И показывают нам то, что мы бы без них не увидели.

Конечно. Но у меня-то речь о реальных людях, которые на самом деле переживали сказанное.
Следуя Аристотелю можно сказать, что сочинитель пишет о возможном и должном, а биограф - о сущем. Но я-то имел в виду, что сарказм естественно ожидать от Горенштейна.

Скорее, наоборот, сочинитель пишет о сущем, а биограф - о точке пересечения возможного и сущего ) Ну во всяком случае я так это вижу...

о существующем пишет биограф. Кстати Аристотель выводил из своей мысли, что сочинитель пишет о более важном, должное важней существующего.

Говоря о сущем, я имел в виду сущность.

Википедия: В философии сущее рассматривается в двух аспектах — со стороны своей определённости, сущности, и со стороны своего существования, бытия. Различение бытия, или существования (экзистенции), и сущности (эссенции) проводит средневековый философ Боэций. Сущность вещи выражается в её определении, в её понятии, постигаемом разумом. О существовании вещи мы узнаём из опыта.

Художник дает нам возможность постичь сущее со стороны сущности. А биограф знакомит с сущим со стороны существования )

Когда Вы пишите "или все сразу?" - это еще некий хаос. Я подозреваю, что у Горенштейна об этом "все сразу" есть более космическое суждение, развернутое в целую повесть )

Вопрос, действительно, интересен. И, наверное, вся повесть - ответ на него. Когда я читал ее, то не читал под знаком этого вопроса, а теперь захотелось перечитать именно так.

Может быть, правильное место читателя как раз между молотом таких вопросов и наковальней таких ответов )

я понял к чему вы,но в разговорной речи я использовал сущее как синоним для существующее. Существенным же для нашего разговора было на мой взгляд совсем другое, речь шла о сарказме и кому он скорее присущ.

или, точнее - биограф хочет писать о существовавшем, отделить его от возможного и должного

  • 1