June 3rd, 2010

С опозданием.

Прошло 31. С опозданием опишу свои впечатления. Сторонние - сам я не был.
"Марши несогласных" мне не нравились больше, чем Путин. Не нравилось в них все: от названия - не люблю я маршировать, не умею и не придется, надеюсь, до рассказов участников. А вот с приходом Лимонова (который лично мне уж совсем отвратителен), надо отдать должное ему - все стало смотреться куда лучше.
Посмотрел запись из автозака, снятую задержанными. Собственно уже то, что они смогли эту запись сделать говорит само за себя - потешные это репрессии. Нет, конечно, сломанная рука участника - не потеха. Но в целом: ребята сражаются с ментами, затем бодро встречают вновь заброшенных в воронок, костерят "наймитов режима" (матерятся на удивление мало), обмениваются опытом: " а Вы с каких пор участвуете" "а меня с подругой по такой-то статье привлекали" "ФСБ прокурор объявили социальной группой" (это чтобы привлечь за разхжигание). Словом воронки становятся этаким семинаром борьбы. Власть сама кует кадры и сплачивает своих противников.
А до этого Путин объявил, что митинговать можно. "Только не у больниц..." Очевидно, он думал, что впереди не 31 мая, а первое апреля. Пошутил. Политологи встрепенулись. Их языки все еще трепещут.
А я думаю, что именно это и показыает ахиллесову пяту оппозицию. Она отражает блекнущего Путина. Он сам в свой черед отражает Газпром и другой ОЧЕНЬ КРУПНЫЙ БИЗНЕС. Сырьевых монополистов, грубо говоря.
И вот о них-0то и стоит говорить. Нет, не о персонах, а о системе.
Лозунг "долой монополии" или даже "долой Газморг" мне в тысячу раз актуальней чем "долой Путина". Ибо уход Путина ровно ничего не улучшит. Хотя, конечно - ничему и не вредит.