October 12th, 2010

(no subject)

Зашел ко мне поэт Фуршетов. Ранние читатели моего ЖЖ с ним знакомы. Тот самый, что повторял молитву "помилуй, Господи любовь мою" и сочинил бессмертные строфы: "ни денег не дадут, ни слов, ни поцелуя..."
пришел и жалуется: "привязались ко мне строчки:

Вставай страна огромная
Вставай на смертный бой
С моим соседом сраным
И долбаной женой.

Привязались, и никак их не позабыть. А я ведь хотел написать песню, широкую, как Волга, чтобы каждый нашел в ней свое, чтобы песня эта..."

Я, как всегда, не знал, что ему сказать. И сидели мы вместе в смущении и любви.