Category: еда

Сало в огне

Мой киевский коллега передал мне в дорогу объемный пакет с едой. В пакете я обнаружил и шмат сала, в поезде предупредили, что при пересечении границы с ним могут быть проблемы. Я не салоед, могу съесть кусочек-другой, предложил соседям по плацкарту помочь в уничтожении запрещенной продукции. Так все соседи - не любили сало, отказались.
В начале вошли украинские таможенники, крупная дама перечислила запрещенное к вывозу, среди этого было и сало. Я честно признался, махнув рукой в сторону пакета на столике, мол "там оно, запретное сало"
- И скiлкi сала? Меньше, чем я? - Спросила таможенница.
я подтвердил, она пошла дальше.
Затем пришел белорусский контроль. Я также махнул рукой в сторону пакета с салом.
- покажите сало.
Я достаю, кусочек грамм 200-300.
- вызываю фито-контроль.
Появляется мужчина с пакетом, куда погружается мое сало. Передо мной ложится бумага, которую предлагают подписать.
"Прошу разрешить уничтожить сало в мое отсутствие..." так начинается таможенный шедевр. Я пытаюсь объяснить некоторую странность текста, но моя принципиальность не безгранична, и в спор я не вовлекаюсь, а подписываю. Сало окончательно исчезает в мешке фито-контроля. Ему обещано сожжение.
У входа в вагон проводники обсуждают дела белорусских таможенников: "конфисковали 700, семьсот грамм картошки! Женщина везла, чтобы запечь" "оштрафовали на 200 гривен за сто грамм упакованного медицинского спирта!" "и ведь все мы видим, как фуры запрещенного пересекают границу..."
Я развиваю теорию, что это Лукашенко хочет развить свое, белорусское сало, способное конкурировать с украинским хотя бы в Белоруссии.

Но все равно - поездом путешествовать на такие расстояния мне нравится больше, чем самолетом. Люблю выходить на станциях, смотреть на вокзалы, думать об истории мест. Чувствуешь перемещение и судьбу.

Решительность восьмиклассницы

Прочитал о "девушке в красном бикини" - Лилиане Гасинской. Одесситка, татарка, в середине 70-ых в 8-ом классе она решила сбежать из СССР. Для этого переводится из престижной английской школы в ПТУ, получает профессию "судового официанта", и спрыгивает в океан вблизи Австралии. После детективной истории: ее ищут работники советского консульства, но чуть-чуть опережают местные журналисты - она получает убежище. Она мечтала быть моделью и актрисой, мечты сбылись не полностью, но, судя по википедии, жизнь ее состоялась и она не пожалела о выборе.

Инженерия пиццы и ходули судьбы

Гениальная итальянская инженерия начинается с кулинарии, а кулинария начинается с пиццы. Наши "пиццы" по недоразумению называются также. Итальянская пицца громадна как Луна, как Днепр при тихой погоде, и скопировать ее невозможно. Круглая и громадная пицца подталкивает людей общаться - одному ее не съесть. Одному ее даже не разрезать, особенно если ты хоть немного выпил. Редкий человек разрежет пол-пиццы без помощи. Так, ласково, с измальства южные индивидуалисты приучаются к общему труду.
А итальянские краны умывальников в кафе и поездах? Что можно тут придумать?! Я не видел двух одинаковых способов подачи воды: обычные ручки для итальянцев скучны. Педаль, кнопка оригинальнейшим образом подают воду. Как ее выключить я не всегда мог понять. Так инженеры развивают сообразительность соотечественников и туристов. Думаю, я прошел этот тест.

Пока мы сидели в дешевом приморском ресторанчике в Пизаро за окном появились две девушки. На ходулях, все в белом, в широких одеяниях они звали на представление, размахивая лентами на палочках, ленты извивались как лианы. Они то ласково уговаривали, то гневно били в барабаны. Ходули были сделаны с итальянским остроумием и позволяли очень свободно двигаться и жестикулировать. Я не понимал слов, но по гневу барабанов и мимике актрис догадывался, что они выкрикивают что-то вроде:
Хватит набивать брюхо!
Нечего сидеть в буржуйском ресторане!
Идите к нам! Мы покажем чудеса!
Па-ра-па! Гип-Гип!
Смотрите на нас!
Хватит набивать брюхо!

Я вышел посмотреть на них ближе. Я думал, что в юности ушел бы за ними куда угодно. На фоне вечернего моря и холмов, белые грациозные великанши удалились и вслед за ними удалялась моя несбывшаяся судьба.

"Социальная справедливость и равенство" при Сталине

Из воспоминаний немецкого инженера в 30-ые годы в СССР

"Я получаю продуктовую книжку, по которой могу покупать в магазине, предназначенном для иностранцев...

Несмотря на скудость всего в этой лавке, мы всё-таки могли кое-как ею обходиться. Но по сравнению с русскими мы снабжались по-княжески. Наши русские коллеги не видели ничего обидного в том, что мы, иностранцы, снабжались лучше, чем они. Напротив, благодаря нашим продуктовым книжкам мы приобретали слишком много друзей, которые рассчитывали вместе с нами пользоваться нашими рационами. Белый хлеб, молоко, яйца, масло русские инженеры не получали вообще, а все прочие их продуктовые нормы были намного ниже норм для иностранцев. К тому же цены на продукты для наших русских коллег иногда в десять раз превышали то, что должны были платить мы, иностранцы. И даже если наши зарплаты были не намного выше, чем зарплаты русских, то продуктовые книжки делали нас привилегированным классом.

Такими особыми привилегиями пользовались среди русских только высшие чиновники, высокие партийные функционеры, военные и, прежде всего, ГПУ - тайная государственная полиция. У ГПУ тоже имелись свои закрытые магазины, где могли покупать только они и только по специальным книжкам. Собственно «открытых», то есть доступных всем жителям, магазинов было очень мало, и то, что там можно было достать, было дорогим и плохим. Продукты продавались только в закрытых лавках и на свободном рынке, где цены были заведомо недоступными. Рабочие и служащие покупали тоже в закрытых лавках, поскольку все предприятия и управления имели свои продуктовые магазины.
...
В нашем управлении было три столовых. Одна предназначалась для рабочих и низших служащих. Еда этих людей была очень плохой и стоила 1,5 рубля при месячном заработке от 80 до 150 рублей. Для среднего уровня, более высоких служащих и для инженеров с заработком от 200 до 500 рублей имелась ещё одна столовая, в которой первое блюдо стоило 1 рубль, второе — 2 рубля и простой десерт тоже 1 рубль. В третью столовую нашего управления имели доступ высшие служащие, начиная с руководителей отделов, с заработком от 600 до 900 рублей и партийцы. Обед здесь был хорошим и обильным, состоял из супа, мясного или рыбного блюда и десерта, но стоил только 2,5 рубля. В этой последней столовой, где столы были накрыты скатертями и прислуживали чисто одетые девушки, получил право есть и я. Зайти в эту столовую можно было только по предъявлении соответствующего удостоверения. Контроль был очень строгим."

Касты, внутри каст сословия и внутри сословий свои разряды. неудивительно, что в такой системе кроме боссов партии и ГПУ на первые места выдвигались - повар и завскладом. Они распоряжались реальными ценностями. В советской армии я столкнулся с такой иерархией в обнаженном виде.

Больше - здесь https://vakin.livejournal.com/2091663.html