Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Новая дебютная идея

Пишут, что у книжных издательств проблемы - велено уничтожить книги где на обложке - Гитлер. Биографии его, книги по истории войны и т.п.
Я дарю идею: не книги уничтожать, а обложку быстро переделать.
Была "биография Гитлера" и на обложке Гитлер. А издатель, во исполнение закона переклеит:
"Биография Гитлера", а на обложке - Сталин. Или Путин.
Или знаменитое фото, где Молотов с Риббентропом. Переделаем, чтобы не пропагандировать и не отождествлять. Заменим Риббентропа на - Молотова. Будет два Молотова, оба молодые и красивые и с партийным билетом и ни с чем не отождествленные, и подвигов не умаляющие, и нацизм не реабилитирующие.

Писатели в СССР

"Через три дня после моего освобождения из тюрьмы в 1968 году Ильин навестил меня. Я узнал, что судьба вновь улыбнулась ему. В 1956 году его бывший куратор в ЦК стал заместителем заведующего отделом культуры ЦК партии. Ему нужен был честный и опытный администратор на пост оргсекретаря Московского отделения Союза писателей. Предшествующий опыт работы Ильина, в прошлом комиссара госбезопасности по вопросам культуры, делал его кандидатуру на этот пост вполне подходящей. К тому же его поддержали такие писатели, как Федин и Симонов."
Из воспоминаний Судоплатова.
Что тут скажешь - профессиональные советские писатели перемешались с гебистами до степени смешения.

из всех искусств для нас важнейшее

Интересно, многие ли еще помнят конец этой цитаты. И чья она?
Читаю, вернее пролистываю яркие мемуары одной красотки, жены комиссара, сперва взнесенного на верхотуру кремлевской власти, затем брошенного в лагерь. Оруэлл и другие исследователи времени дрались бы за обладание этими мемуарами. А может и за саму красотку. Но я о кино. Рассказывается о втором муже красотки

"С 1930 года по 1934-й был начальником Главного управления кинематографии и ответственным редактором газеты «Кино».
С 1934-го по 1938-й — в Разведуправлении РККА и в спецкомандировке…" - и это не было переменой профессии, наоборот. Шпионско-разведывательное ремесло было в советском кино не менее важно, чем пропаганда. А сейчас? Также бывшие гб-исты рулили кино? Или, что вернее - газовики и нефтянка назначают своих служащих поруководить студиями? или еще чьи агенты, вообразить которых я и не смог бы работают в кино?
Да, а вот ссылка на мемуары:
https://libcat.ru/knigi/dokumentalnye-knigi/biografii-i-memuary/36996-72-mira-yakovenko-agnessa.html#text

о счастье и России

Навальный верно сказал на суде (который утвердил-таки приговор):
"Нужно бороться не столько с тем, что Россия несвободная, а [с тем] что она по всем направлениям несчастная. У нас все есть, но мы несчастная страна. Откройте русскую литературу - одни описания несчастья и страданий. И не можем вырваться из этого круга, а вырваться хочется. Поэтому лозунг нужно изменить - Россия должна быть не только свободной, но и счастливой. Россия будет счастливой. Вот и все", - заключил он.

Ух как набросятся на него: "он против свободы, он против Достоевского, он против традиций". "и дурь каждого станет ясна"
Правда, мрачный Ницше тоже верно сказал: "Счастье, как женщина, достается тому, кто за ней не гоняется".

Приведу ссылку уже на два его последних слова. Очень достойные выступления https://www.bbc.com/russian/news-56137696

(no subject)

Антивирусные программы сообщили - "У вас есть агрессивные куки, кто-то отслеживает ваши действия в интернете, следит какие сайты вы посещаете".
Вот так - занимаешься эстетической геометрией, пишешь стихи - в нашем материалистическом мире это столь странно, что кто-то начинает за мной следить. Кто-то, чьи шаблоны я вероятно нарушаю и разрываю, в чью классификацию не укладываюсь.

конструктивная математика

Мой отец, видный математик, любил шокировать меня сведениями о конструктивной математике, помнится, ее еще называют "интуиционизмом". В основном он ссылался на другого математика, Есенина-Вольпина, кстати, сыне знаменитого поэта и видного деятеля диссидентского движения в СССР. Главной идеей "конструктивизма" в его изложении было отрицание в математике всего "внеопытного". Если есть единица - она где-то нарисована, мелом на доске, скажем. Сразу ясно, что мы не можем нарисовать сколь угодно много единиц - мел закончится, доска будет вся исписана. Так боролись с бесконечностью.
Меня это не увлекало.
Много позже я понял. Конструктивный подход, когда мы имеем право говорить про какой-то математический объект лишь если привели какой-то алгоритм его построения, сконструировали его - имеет смысл и применяется нами. Вопросы и ответы - вот эта часть математики всегда конструктивна. Мы отвечаем только на те вопросы, которые явно и точно сформулированы, и наши ответы должны быть такими же. А вот то, о чем мы спрашиваем - вполне может таким и не быть. Вопрос - он всегда написан, никто в науке не будет отвечать на невидимый вопрос и давать невидимый ответ.

Отрывок из будущего.

Не так давно я писал о "Замке семи печатей" - переложении на новый лад легенд о короле Артуре https://www.amazon.com/%D0%97%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BA-%D0%9F%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%A5%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C-ebook/dp/B083QJ9L31
Теперь Алла Мелентьева показывает кусочек будущего своих героев в белом стихе - неожиданном, возвышающем и лиричном, напоминающем оперную арию.
https://novyevehi.ru/poeziya/kogda-gvinevera-umerla/

об отличиях литератора от мороженщика

Если мороженщик спросит "ну как вам мое мороженое" - вы можете смело говорить, что думаете. Он вас выслушает и, поблагодарив за ответ может быть даже в следующий раз будет добавлять клюквенное варенье или что еще вы предложили.
Если же вас спросит литератор о своем рассказе - будьте очень осторожны. Полезно оглянуться по сторонам, понюхать воздух, интеллигентно кашлянуть. Нет, сейчас лучше не кашлять. Спрашивать о гарантиях безопасности не стоит, это не поможет. Итак, в конце-концов вы что-то сказали. Ничто не спасет вас от реакции, самой мягким вариантом которой будет:
"И вы смеете что-то говорить о том, о чем не имеете ни малейшего понятия, и не только не можете повторить, но даже не представляете, как это сделано!".

Гатчинская топонимика

Если ехать из Питера в Гатчину, к моему жилищу, то на въезде вас встретит гостиница. Только счас заметил ее название: "Аксиома", мне это так понравилось, что вспомнилась и другая топонимика: справа от киевского шоссе (в городе оно называется иначе, табличка приводит разные исторические названия, а сама Гатчина в 20-ые годы называлась Троцк, в честь победы Троцкого над Керенским), так вот по одну сторону от шоссе будут украинские названия, видимо как и Питер гатчину строили украинцы, дальше по другую сторону будет строгая лютеранская кирха (ей бы купол побольше и можно было бы принять за старую скромную византийскую церковь), там-то я и живу на углу улицы, на которой жил в детстве, в Сыктывкаре, также названной и дом похож, квартира с высоченными потолками, правда здесь дом поскромнее, без шпиля. Если двигаться от меня к центру - будет улица Радищева и за ней Достоевского. Нашел и ближайшую станцию, это не главные вокзалы Гатчины, а скромное Татьянино, в соседстве с литературной топонимикой так хочется продлить название до "Татьяны Лариной". Все приятно, чисто, спокойно, но дух армейщины чувствуется здесь куда сильней, чем в Петергофе или Пушкине, видимо это дух императора Павла, не слишком воинственного, но любившего муштру и парады, угловатость.

О книгах

А какие книги на меня повлияли, произвели большое впечатление, не сиюминутное, задумался я, гуляя по весеннему пригороду? Евангелие, поэзию и "Алгебру" Ван Дер Вардена вынесем за скобки.
Стал перебирать: Мережковский, его критические статьи, публицистика начала 20-го века. Августин, его "Исповедь", ее конспект был для меня чем-то вроде курсовой работы в невидимом Университете, Платон, позднее - Аристотель и Фома Аквинский, у последнего автора я понял не так много, все-таки мое знание латыни хромает, но то, что понял, и его величественный и обстоятельный подход к делу познания - впечатлил.
А вот беллетристики я и не помню, конечно, скажем образы Достоевского или слог Набокова меня поражали, как и страстность Гюго (1793 год) но кино или музыка, наверное, сильней западали в душу.
А поэзия впечатляла не столько книгами-сборниками, сколько отдельными стихотворениями. С детства мне было ясно - нет ничего более выдающегося, чем поэзия, лучше быть автором одного подлинного стихотворения, чем богачом, политиком или, скажем, чемпионом мира по шахматам. Почему я так думал? Ума не приложу, в семье так не говорили, но чтили поэзию, конечно.