Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Отрывок из будущего.

Не так давно я писал о "Замке семи печатей" - переложении на новый лад легенд о короле Артуре https://www.amazon.com/%D0%97%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BA-%D0%9F%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%A5%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C-ebook/dp/B083QJ9L31
Теперь Алла Мелентьева показывает кусочек будущего своих героев в белом стихе - неожиданном, возвышающем и лиричном, напоминающем оперную арию.
https://novyevehi.ru/poeziya/kogda-gvinevera-umerla/

об отличиях литератора от мороженщика

Если мороженщик спросит "ну как вам мое мороженое" - вы можете смело говорить, что думаете. Он вас выслушает и, поблагодарив за ответ может быть даже в следующий раз будет добавлять клюквенное варенье или что еще вы предложили.
Если же вас спросит литератор о своем рассказе - будьте очень осторожны. Полезно оглянуться по сторонам, понюхать воздух, интеллигентно кашлянуть. Нет, сейчас лучше не кашлять. Спрашивать о гарантиях безопасности не стоит, это не поможет. Итак, в конце-концов вы что-то сказали. Ничто не спасет вас от реакции, самой мягким вариантом которой будет:
"И вы смеете что-то говорить о том, о чем не имеете ни малейшего понятия, и не только не можете повторить, но даже не представляете, как это сделано!".

Гатчинская топонимика

Если ехать из Питера в Гатчину, к моему жилищу, то на въезде вас встретит гостиница. Только счас заметил ее название: "Аксиома", мне это так понравилось, что вспомнилась и другая топонимика: справа от киевского шоссе (в городе оно называется иначе, табличка приводит разные исторические названия, а сама Гатчина в 20-ые годы называлась Троцк, в честь победы Троцкого над Керенским), так вот по одну сторону от шоссе будут украинские названия, видимо как и Питер гатчину строили украинцы, дальше по другую сторону будет строгая лютеранская кирха (ей бы купол побольше и можно было бы принять за старую скромную византийскую церковь), там-то я и живу на углу улицы, на которой жил в детстве, в Сыктывкаре, также названной и дом похож, квартира с высоченными потолками, правда здесь дом поскромнее, без шпиля. Если двигаться от меня к центру - будет улица Радищева и за ней Достоевского. Нашел и ближайшую станцию, это не главные вокзалы Гатчины, а скромное Татьянино, в соседстве с литературной топонимикой так хочется продлить название до "Татьяны Лариной". Все приятно, чисто, спокойно, но дух армейщины чувствуется здесь куда сильней, чем в Петергофе или Пушкине, видимо это дух императора Павла, не слишком воинственного, но любившего муштру и парады, угловатость.

О книгах

А какие книги на меня повлияли, произвели большое впечатление, не сиюминутное, задумался я, гуляя по весеннему пригороду? Евангелие, поэзию и "Алгебру" Ван Дер Вардена вынесем за скобки.
Стал перебирать: Мережковский, его критические статьи, публицистика начала 20-го века. Августин, его "Исповедь", ее конспект был для меня чем-то вроде курсовой работы в невидимом Университете, Платон, позднее - Аристотель и Фома Аквинский, у последнего автора я понял не так много, все-таки мое знание латыни хромает, но то, что понял, и его величественный и обстоятельный подход к делу познания - впечатлил.
А вот беллетристики я и не помню, конечно, скажем образы Достоевского или слог Набокова меня поражали, как и страстность Гюго (1793 год) но кино или музыка, наверное, сильней западали в душу.
А поэзия впечатляла не столько книгами-сборниками, сколько отдельными стихотворениями. С детства мне было ясно - нет ничего более выдающегося, чем поэзия, лучше быть автором одного подлинного стихотворения, чем богачом, политиком или, скажем, чемпионом мира по шахматам. Почему я так думал? Ума не приложу, в семье так не говорили, но чтили поэзию, конечно.

чтение

Что делать на карантине? Когда выйти из дома некуда? Читать, ответили бы наши дедушки. А некоторые бы добавили - и если есть куда выйти, и нет карантина - все равно: читать и читать, или - самим писать, чтобы другим было что читать.
Но что же читать? Я давно читаю в основном или научную литературу или - мемуары. Делая лишь редкие вылазки в художественную прозу или поэзию. Могу посоветовать прочитать пьесу Аллы Мелентьевой "Сливовый сад"
https://www.amazon.com/gp/product/B07XTL7X5C/ref=dbs_a_def_rwt_bibl_vppi_i12?fbclid=IwAR3yaE_Zz4UBxXxsoa4mJaQ3X3FfLpORDBclVhwH2HViYJTITy6vvyEaCwk
Это - переделка или римейк "Вишневого сада" Чехова. Герои перенесены в недавнее время, те же коллизии, родственные характеры. Все "так и не так" и ирония почти чеховская, и даже и над самим Чеховым. Чеховские пьесы никогда не восхищали меня, но порой заставляли рассмеяться. За этот смех в школе мне порой было неловко: о Чехове тогда было принято говорить очень серьезно, а в его пьесах искали трагедии. Потом уже я узнал: он и сам жаловался: "я пишу комедии, а они ставят трагедии..."

Приятного чтения и - будем здоровы!

и снова о литературе

У нас принято думать, что англичане очень сдержанны в выражении чувств, что в жизни, что в литературе. Например, после терактов у себя дома они называют преступников не "злодеями", а еще сдержанней чем обычно - "бомбистами". Видимо, англичане полагают, что эмоциональная распаленность помешает скорее найти и обезвредить их.
Именно такая сдержанность есть в рассказе Аллы Мелентьевой "Всего на пять минут" (Just for five minutes). Советский солдат в начале мая 45-го года в Берлине ищет... Не буду пересказывать сюжет. На трех страницах передано многое о человеческом сердце и истории двух стран.
Рассказ опубликован в "Лондонском журнале" (London Magazine) - почтенном британском литературном журнале, выходящем с 1732 года, естественно по-английски https://www.thelondonmagazine.org/fiction-just-for-five-minutes-by-alla-melenteva/
а русский текст есть на амазоне https://www.amazon.com/gp/product/B084M64PWM/ref=dbs_a_def_rwt_hsch_vapi_tkin_p1_i2

(no subject)

Стал стипендиатом международной IT компании Jet Brain. Причем это случилось "авансом", знакомиться с ее представителями мне еще предстоит, они узнали обо мне и эстетической геометрии с чужих слов и решили поддержать. Я признателен всем причастным. Теперь я буду не нищим, как последние месяцы, а просто - бедным. После издания книги "Эстетическая геометрия или теория симметрий" в 2014 году это второй важный шаг признания "Эстетической геометрии" в научных и деловых кругах.

от Маяковского до Витухновской

"Хочу, чтоб к штыку приравняли перо" написал давным-давно певец Октября и партии Ленина Маяковский. Куда бюрократичней выразила схожую мысль через 100 лет певец "Ничто", нигилистка Витухновская "Поэзия ... это могущественное информационное оружие..."
Да, сравнить поэзию с оружием считается у них обоих лестным для поэзии сравнением. Этим они доказывают что поэзия реальна и чего-то стоит. Что это - склонность к милитаризму, естественная на просторах Союза и после смерти СССР? Или же дело тут вовсе не в "совке", а в древних свойствах души поэта? Еще Сократ, беседуя с поэтом выпытал у него, что тот ничего не смыслит в мореплавании или земледелии, хотя и прекрасно пишет об этих занятиях. Но стоило спросить поэта: "а мог бы ты быть военоначальником?", как поэт соглашается "Да, это бы у меня вышло прекрасно!"
Есть что-то в военных образах будоражущее поэтическое воображение. Точнее сказать - было, нынешние войны безобразны, воспеть танк куда сложней, чем воспеть кавалерию, уродство стало очевидным.

Интересно, что Наполеон, знавший толк в боях поболе чем любой писатель, обмолвился как-то "Мадам де Сталь (писательница и публицистка его времени) всегда победит меня..." Он и не надеялся, что штык приравняют к перу, поскольку знал цену тому и другому.

Неожиданности

Самые неожиданные явления иногда появляются в самых неожиданных местах, я приведу пример, для ясности: над февральским Петербургом появилось Солнце. Не нос, не безумный шляпник, не мокрый снег, не луна, не изысканная иль грубая рифма, не Вий с медведем, а - Солнце.
И это не единственный пример появлений, произошедших и радующих своим появлением.

(no subject)

Алла Мелентьева выложила в в киндл первую книгу "Замок семи печатей". https://www.amazon.com/%D0%97%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%BA-%D0%9F%D0%B5%D1%87%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%A5%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B7%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BB%D1%8C-ebook/dp/B083QJ9L31 Это - начало большого повествования, исполненное как всегда, очень добросовестно. Детская это литература или взрослая, русская или английская (к тексту приложен перевод на английский) - покажет время. Для читателя, читавшего уже о короле Артуре главной интригой первой части будет постепенное появление знакомых героев - Артура, Ланселота, Морганы, Джиневры, Мордреда они возникают в неожиданном, но узнаваемом обличьи, перед нами - новое прочтение культовой в англоязычном мире легенды.
О чем бы ни писала автор, кроме, может быть коротких рассказов, - получается что-то похожее на репортаж или документалистику, все, хоть отдаленно напоминающее сентиментальность отбрасывается или подается насмешливо, но насмешка - не злая (редкий случай для русской литературы не злой иронии) - есть эти черты и в "Замке" - описание чародейств наполнено технически-инженерными деталями, чтобы вникнуть в которые надо корпеть в библиотеках, где-то рядом бродят любители логических загадок Инары, и конечно - озлобленный колдун хочет выпустить древний хаос. Читатель знает, что зло не сможет победить, но не знает, как оно будет остановлено. Не знают этого и юные герои.
Что ж, пожелаем им успеха, автору - новых читателей, а читателям - второй книги "Замка семи печатей".