Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Практически-правовое

Если объявленные в городе меры изоляции мешают вам сделать что-то жизненно-важное, крайне необходимое: выйти из дома из-за пожара или наводнения - вы имеете на это право, это называется "действия в состоянии крайней необходимости". Точно также, если нужно привести еду пожилой родственнице (не деликатесы, а именно - пищу) о которой никто не заботится и которая сама не может купить, или, - отвезти пожилого человека на осмотр в онкодиспансер - на все это право у нас есть. Конечно, какие-то патрули могут этому мешать, нужно уметь четко изложить им ситуацию. Даже если вас захотят оштрафовать - позднее этот штраф можно будет аннулировать. По крайней мере в 90-ые и нулевые наши суды и прокуратура понимали и принимали ссылки на "состояние крайней необходимости". Но это должна быть в самом деле - крайняя ситуация, которую вы можете внятно и доказательно изложить проверяющим.

чтение

Что делать на карантине? Когда выйти из дома некуда? Читать, ответили бы наши дедушки. А некоторые бы добавили - и если есть куда выйти, и нет карантина - все равно: читать и читать, или - самим писать, чтобы другим было что читать.
Но что же читать? Я давно читаю в основном или научную литературу или - мемуары. Делая лишь редкие вылазки в художественную прозу или поэзию. Могу посоветовать прочитать пьесу Аллы Мелентьевой "Сливовый сад"
https://www.amazon.com/gp/product/B07XTL7X5C/ref=dbs_a_def_rwt_bibl_vppi_i12?fbclid=IwAR3yaE_Zz4UBxXxsoa4mJaQ3X3FfLpORDBclVhwH2HViYJTITy6vvyEaCwk
Это - переделка или римейк "Вишневого сада" Чехова. Герои перенесены в недавнее время, те же коллизии, родственные характеры. Все "так и не так" и ирония почти чеховская, и даже и над самим Чеховым. Чеховские пьесы никогда не восхищали меня, но порой заставляли рассмеяться. За этот смех в школе мне порой было неловко: о Чехове тогда было принято говорить очень серьезно, а в его пьесах искали трагедии. Потом уже я узнал: он и сам жаловался: "я пишу комедии, а они ставят трагедии..."

Приятного чтения и - будем здоровы!

(no subject)

А. Витухновская недавно написала, в том духе, что Высоцкий - это скрепа постсоветская, некрофильская и еще какое-то круто замешанное определение использовала. Я подумал: может и так, но я люблю поэзию Высоцкого больше, чем А.Витухновской. А у нее всюду "скрепа", это уже стало бессмысленным клише.

И тут читаю, как "Новая газета" старательно собрала и опубликовала образцом для подражание некрофильское представление о русском поэте

"Важнейшие, базовые характеристические свойства русского поэта:

добровольное и последовательное тяготение к смерти, неизбежно ведущее к самоубийству;
точное знание/представление о единственно правильном моменте своей смерти.
Притом верная и справедливая гибель поэта предопределена сущностными противоречиями между двумя его природами, которые спокойно живут внутри субъекта, но жестко конфликтуют во внешней среде — ​личной жизни и социальном пространстве.

В этом контексте саморазрушение Высоцкого — ​не череда трагических трудноконтролируемых эксцессов, а совершенно закономерный путь. Мы можем это оплакивать, но не осуждать.

Бессознательно и отчасти сознательно Владимир Высоцкий ориентировался на своего ключевого предшественника, эталонного самоубийцу русской поэзии — ​Александра Пушкина."

Как вороны каркают "умри поэт, умри..." Витухновская в стихотворении про лису хорошо отвечает звенящим рефреном: "Умри лиса... - сам умри".

А представление "Новой" о поэте, это очень старое представление. Для нее и для многих поэт, тоже что для пресыщенных римских патрициев - гладиатор. "пусть он красиво умрет, пощекотав наши нервы приятнейше... и тему подарив для пересудов, закатывания глаз..."
Тут станешь жить, хотя бы для того, чтобы обмануть ожидания почтеннейшей публики.

(no subject)

Попадаются страшные статьи о страшных злодеях, которые в интернете доводят подростков до самоубийства. Что-то в этих статьях было не так. Что-то они мне напоминали.
Сейчас сообразил. Есть песенка:

Баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю -
С краю свалишься,
Переплачешься.
Придёт серенький волчок,
Тебя схватит за бочок,
Тебя схватит за бочок
И утащит во лесок,
И утащит во лесок
Под ракитовый кусток,
Где волки воют,
Детям спать не дают.
А-а-а-а, а баю-баю-баю, а-а-а-а.

А в статьях взрослые дяди и тети ее пересказывают с умным видом: "Не ложися в интернет, придет синий кит... А-а-а..."

и шествуя важно, походкою чинной...

Я был на шествии или "прогулке" под названием "Марш против ненависти". Дата приурочена ко дню убийства ученого Гиренко. Он был убит по политическим, идеологическим причинам. Его знают только в Петербурге.
На прогулке я у всех спрашивал: как продолжается эта строка Некрасова. Чем-то же надо было себя и других занять. Почему бы стихи не читать? Долго никто не мог продолжить. Наконец сотрудник пушкинского дома, представившийся corvus (ворон по латыни) продолжил.
Оказалось - совсем про нас:
И, шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок
В больших сапогах, в полушубке овчинном,
В больших рукавицах... а сам с ноготок!
Вот и мы - нас всего сотня-две. Прямо-таки "с ноготок". А идем с громадными идеями. Целый воз идей и желаний.
Шествие-митинг было несогласовано. Очень хорошо (т.е. плохо, но от согласований тошнит). Полиция вежливо разъяснила, что флаги и транспоранты разворачивать недопустимо. Это, конечно, антиконституционно, и, полагаю - незаконно. В законе говорится, что нельзя создавать помехи, нарушать общественный порядок. А если флаги и транспоранты не создает толп, мешающих кому-то - они вполне законны. Но у нас считают, что сам факт их (транспорантов и флагов, плакатов) "нарушает общественный порядок". А это не так. Впрочем эти юридические детали неинтересны нашим судам. Не буду и я в них входить.
Я был со своим черным боевым зонтом. Украшенным соответствующими надписями. Его постоянно фотографировали. Полиция глядела на него без ярости. Даже казалось, что некоторым полицейским приятно почитать. А указаний "хватать зонты" - не было. Так что я гулял в полном удовольствии.
Были и плакаты-фотографии Политковской, Старовойтовой, Бабуровой, других убитых по политическим мотивам.
Маршрут прогулки организаторы выбрали такой, чтобы повстречать на пути поменьше прохожих. Считалось, что так безопасней. Иногда мы останавливались, разворачивали фотографии и объясняли полиции, что фотоизображения это не плакаты. Полиция грозилась привлечь за курение.
Было несколько украинских флажков.
Двое, я запомнил только фамилию Яны Турбовой - были задержаны и отправлены в отделение милиции. Поводом был: развернутый крымско-татарский флаг Организаторы связывались с адвокатами.
Мы прошлись от Ростральных колонн по набережной мимо университета к площади Сахарова. Постояв там, (именно там и были задержания) пошли по пустующему бульвару и где-то на нем встали. Нас уже было несколько десятков. И я ушел, прогулявшись в компании до метро, укрытый от туч и излучением словом зонтика.

(no subject)

Сфера Архимеда. по преданию это приспособление позволяло находить положение небесных светил. После смерти Архимеда завоеватель Сиракуз взял из города только эту сферу. Через две тыщи лет британский ученый попробовал реконструировать устройство.

(no subject)

Я уже писал о повести zanni_persona, а сейчас она появилась в продаже. http://www.amazon.com/x421-x435-x43C-Russian-English-ebook/dp/B012IU4QB8/ref=sr_1_5?s=books&ie=UTF8&qid=1438068387&sr=1-5&keywords=alla+melenteva
С удовольствием всех приглашаю и повторяю свой прошлый текст об этой замечательной книге.

Как поддерживать интригу, как поддерживать внимание читателей? Показывать каждый десяток страниц мертвое тело? А каждые двадцать страниц – голые тела? Или составлять нечто вроде литературного кроссворда? Или: и то и другое? Литературный кроссворд из мертвых и голых тел? Это уже для литераторов с претензией на снобизм. Лермонтов о таком сказал уверенно: «намеки тонкие на то, чего не ведает никто».
Zanni двигает повествование иным способом. Интрига держится на вопросах: что же чувствовал герой? как изменились эти люди за 10 лет? что означает оказаться в мире, по-настоящему чужом? Но ничего похожего на нарочитый психологизм и тем более сентиментальности в повести нет. Все очень просто и почему-то увлекает. Души раскрываются через дела (телами автор нарочито пренебрегает, избегая даже описаний внешности). Слог на мой взгляд суховат, фразы упруги, словно предварительно их муштровал безжалостный сержант. Впечатление от книги осталось у меня и через месяц с лишним (а я не любитель беллетристики).
Есть важная тема, связанная для меня с этой повестью. Тема жизнелюбия, выживания и жизнеутверждения. Я часто отвращаюсь с брезгливостью от «борьбы за выживание», считая, что лучше повеситься чем бороться за выживание, и что жизнь, сведенная к выживанию хуже смерти. Розанов или Михалков (барин-режиссер) стараются убедить в ценности «жизни как таковой», но их убеждения мне глубоко неприятны, даже когда ярко исполнены. Главная героиня – антитеза этой моей мысли. Но и антитеза выживанию по Розанову, выживанию «червяшки» и жизни насекомых. Леся украинка описала цветок в крымских горах, растущий сквозь камень. Такова и главная героиня повести zanni, живущая на другом краю Земли.

с севера не дикого

zanni_persona не заходит в ЖЖ. Даже ноутбук жужжит грустней. Что говорить про меня.
Вспоминаю ее повесть, хорошую повесть где есть характеры, интрига и сюжет, свежий взгляд на мир. Как поддерживать интригу, как поддерживать внимание читателей? Показывать каждый десяток страниц мертвое тело? А каждые двадцать страниц – голые тела? Или составлять нечто вроде литературного кроссворда? Или: и то и другое? Литературный кроссворд из мертвых и голых тел? Это уже для литераторов с претензией на снобизм. Лермонтов о таком сказал уверенно: «намеки тонкие на то, чего не ведает никто».
Zanni двигает повествование иным способом. Интрига держится на вопросах: что же чувствовал герой? как изменились эти люди за 10 лет? что означает оказаться в мире, по-настоящему чужом? Но ничего похожего на нарочитый психологизм и тем более сентиментальности в повести нет. Все очень просто и почему-то увлекает. Души раскрываются через дела (телами автор нарочито пренебрегает, избегая даже описаний внешности). Слог на мой взгляд суховат, фразы упруги, словно предварительно их муштровал безжалостный сержант. Впечатление от книги осталось у меня и через месяц с лишним (а я не любитель беллетристики).
Есть важная тема, связанная для меня с этой повестью. Тема жизнелюбия, выживания и жизнеутверждения. Я часто отвращаюсь с брезгливостью от «борьбы за выживание», считая, что лучше повеситься чем бороться за выживание, и что жизнь, сведенная к выживанию хуже смерти. Розанов или Михалков (барин-режиссер) стараются убедить в ценности «жизни как таковой», но их убеждения мне глубоко неприятны, даже когда ярко исполнены. Главная героиня – антитеза этой моей мысли. Но и антитеза выживанию по Розанову, выживанию «червяшки» и жизни насекомых. Леся украинка описала цветок в крымских горах, растущий сквозь камень. Такова и главная героиня повести zanni, живущая на другом краю Земли.

еще про оскорбление чувств

66 сонет Шекспира

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,

И совершенству ложный приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой

И прямоту, что глупостью слывет,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг,
Но как тебя покинуть, милый друг!

Это перевод Маршака. его многие и по-моему справедливо, критикуют. вот оригинал
Tired with all these, for restful death I cry,
As, to behold desert a beggar born,
And needy nothing trimm'd in jollity,
And purest faith unhappily forsworn,
And gilded honour shamefully misplaced,
And maiden virtue rudely strumpeted,
And right perfection wrongfully disgraced,
And strength by limping sway disabled,
And art made tongue-tied by authority,
And folly doctor-like controlling skill,
And simple truth miscall'd simplicity,
And captive good attending captain ill:

Tired with all these, from these would I be gone,
Save that, to die, I leave my love alone.

а вот перевод Бенедиктова:
Collapse )

Хотя про Стрелкова уже давно все ясно, позорище

Вот длинно и нудновато оправдывается и выясняет: власовец он или нет.

"Ну что ж, можете верить, что это я пишу, а можете нет – мне наплевать. А еще мне наплевать на мнение тех, кто вместо того, чтобы отстаивать русских Новороссии, занимается “плевками в спину” тем, кто реально его защищает. Вы называете меня “власовцем”? Пытаетесь “натянуть” на меня ярлык предателя? А где же вы сами, “герои-защитники”? Почему в окопах со мной оказался (реально оказался и участвовал в боях в Николаевке на должности командира отделения, прежде чем занять пост начальника политотдела) именно Игорь Борисович Иванов, а не “коммунисты-интернационалисты”? Именно он привез сюда 7 человек, которые сражались с фашистами и трое из которых пали под Николаевкой смертью храбрых. А вы, называющее его “власовцем” (и меня заодно) – вы хотя бы в одного фашиста выстрелили? Посидели в окопах под минами и снарядами этих фашистов?.." http://lat-elenka.livejournal.com/3338619.html

Это ему важно, на обвинение во "власовстве" и "белоленточности" он считает нужным отвечать обстоятельно.
А о трагедии лайнера, где погибло 300 человек - отделался парой фраз.
....
Больше всего его заинтересовали в лайнере павлины. Красивые птицы.

Видимо, такого окружение, такова среда в в Донецке и Москве. "власовец" или нет - это важно. А самолет, люди какие-то - да какая разница. Таковы приоритеты у солидных людей нашего времени. У которых "солидный господь".